26 апреля исполнилось 33 года со дня одной из самых страшных техногенных катастроф в жизни человечества — аварии на Чернобыльской атомной электростанции. Почти четыре года шла настоящая битва за жизнь против смертельной радиационной угрозы, исходившей от разрушенного энергоблока. Сотни тысяч людей со всего Советского Союза были направлены на устранение аварии и ее последствий. Из Красноярского края в зону бедствия поехали 2600 человек. Военкоматы объявили массовую мобилизацию военнослужащих запаса и кадровых офицеров. Был среди них и наш коллега — начальник РСУ ЦКБ «Геофизика», старший лейтенант запаса, начальник Химчасти Октябрьского района Виктор Готовка.

Повестка из военкомата пришла Виктору Михайловичу осенью 1986 года. И с тех пор его жизнь разделилась на «до» и «после». «До» - счастливая, насыщенная жизнь 30-летнего инженера-технолога, любимая, перспективная работа, молодая жена, годовалый сынишка. «После» - полугодовая работа на Чернобыльской АЭС, лучевая болезнь, бесконечные больницы и госпитали, инвалидность и уход друзей, тех, кто вместе с ним совершал незаметный каждодневный подвиг...

Офицеры выполняли свой долг до конца. Рядовые здесь были от нескольких дней до месяца, пока не получали предельно-допустимую норму радиации — 6-8 рентген. Потом их сменяли.

- Солдат привозили вагонами, - рассказывает Виктор Михайлович. - Через несколько дней их увозили, на их место прибывали другие. А мы, офицеры, оставались. Были еще добровольцы, которые за огромные по тем временам деньги (15 тысяч рублей) работали на саркофаге по 7 -10 минут. Потом они уезжали домой умирать.

Виктор Готовка был командиром пожарной роты, ему приходилось работать на всех точках ЧАЭС, где происходили пожары, заниматься откачкой из колодцев зараженной воды. Уровень радиации был настолько высок, что светилось абсолютно всё. Защиты от нее не было практически никакой.

- На всю роту (87 человек) нам давали три упаковки (90 штук) масок для лица с очищающим раствором. Мы называли их «лепестками». Их хватало на 3-5 минут работы, - рассказывает «чернобылец». - Одежды и обуви специальной не было. У солдат очень часто возникали заболевания кожи.

Жили ликвидаторы аварии в 25 км от ЧАЭС, в армейских палатках и офицерских фанерных домиках. Через полгода работы Виктор Готовка получил дозу радиации в 22 рентгена, от лучевой болезни у него стали отниматься руки и ноги. Его комиссовали, отправили домой. В 33 года - возраст расцвета человека- он был признан инвалидом, перенес множество операций.

За участие в ликвидации аварии на Чернобыльской АЭС Виктор Михайлович награжден Орденом Славы II степени. Как «чернобылец» он получает повышенную пенсию, имеет различные льготы. ЦКБ «Геофизика» оказывает ему материальную помощь.

Сейчас Виктору Михайловичу 63 года. Его жизнь наполнена заботой о любимой внучке, малышке идет третий годик. Скоро наступит лето и начнется дачный сезон. Они переселятся на свою дачу в Рябинино. Там, где тишина и чистый воздух. Всего полгода назад Виктор Готовка перенес очередную — уже третью - операцию на сердце.

Подвиг «чернобыльцев», возможно, недооценен современниками, ведь известно, что «нет пророка в своем Отечестве». И все же, давайте склоним головы перед мужеством всех, кто там был. Кто ценой своей жизни и здоровья защитил мир от страшной радиационной угрозы. Их становится все меньше. Из 18-ти офицеров-красноярцев, призванных вместе с Виктором Готовкой для ликвидации аварии на ЧАЭС, в живых сегодня остались только двое. Давайте успеем сказать им простое человеческое СПАСИБО!

Галина Яковлева